Исламофобия среди левых

Ислам, как и любая религия, выполняет две социальные функции — мировоззренческую и мобилизующую. С этими двумя функциями ислам успешно справляется. Любую религию нужно рассматривать прежде всего с социальной точки зрения, а не с позиций «невежество»\»прогресс». Вместе с тем, среди людей социалистических взглядов можно встретить не просто нелояльное отношение, а даже нечто, граничащее со страхом и ненавистью по отношению к исламу. Такое отношение обычно базируется на ряде стереотипов. Разберем некоторые стереотипы, которые можно услышать от марксистов или анархистов.

Первый стереотип. «Спасать кавказских женщин»

Некоторые левые стремятся «просвещать темных мусульман» и бегут «спасать кавказских женщин». Те, кто собирается «спасать кавказских женщин» порой сталкиваются с тем, что далеко не все женщины хотят, чтобы их «спасали». Это действие связано с убеждением, что «женщина в исламе угнетена».
Сказать так — тоже самое, что утверждать, что «все марксисты — за Сталина». Есть марксисты — которые за Сталина, а есть и антисталинисты. Так и здесь — с одной стороны, например, Талибан в Афганистане полностью запретил образование для женщин после прихода к власти (сейчас Талибан в этом вопросе не так радикален), с другой стороны — в большинстве мусульманских стран сегодня женщины получают образование в школах и университетах. Несмотря на традиционную обращенность женщины внутрь семьи, значительная часть сознательно выбирает этот путь и они мало того, что не рады, если кто-то решит их «спасать», так еще и (к великому ужасу спасателей) они хотят сохранить идентичность и культуру, порицая то, что считается «свободой». Например, для многих женщин-мусульманок, живущих в западных странах, ношения хиджаба — это маркер их личного достоинства, подчеркивание отличия от «бездуховных» и «развратных» европеек, и даже знак протеста против европейских ценностей и «половой распущенности». То же самое и с некоторыми другими вопросами — ролями в семье, многоженством, ограничениями внешнего вида (которые в исламе есть не только для женщин, но и для мужчин). Вопрос — оголять или не оголять части тела, чтобы привлекать внимание мужчин — не так однозначен, как трактуют его гедонисты. Утверждать, что запрет показывать свое тело на улице — это и есть угнетение, довольно странно.
Часто в СМИ речь идет о каких-то из ряда вон выходящих случаях, коррелирующих с некой «несправедливостью» — но подобные случаи есть во всех религиях, у всех народов (например проблема насилия в семье) — это внерелигиозные и внекультурные, общечеловеческие проблемы.

Второй стереотип. «Все мусульмане — террористы»

Ну, во-первых, это и так ясно, что далеко не все мусульмане «террористы», только меньшая их часть придерживается радикального варианта политического ислама. Тот же ИГИЛ с самого момента своего появления был резко и однозначно осуждён всем суннитским мейнстримом мира, не говоря уже о шиитских странах и сообществах.
Что стоит отметить — тактика современных радикальных мусульман не так уж и сильно отличается от тактики анархистов начала XX века: это или индивидуальный политический террор, или «безмотивный террор». В начале XX века были такие анархисты-безмотивники, которые кидали бомбы в рестораны, чтобы «запугать эксплуататоров». Чем это отличается от самоподрывов в толпе туристов? Ничем — также погибали случайные люди. Или, например, чем отличается нападение Ахмеда Барзаева 23 июня 2019 года в Грозном на полицейского от нападения анархиста Петра Аршинова (идеолога и историка махновщины), который в 1907 году публично застрелил в городе Александровск начальника железнодорожных мастерских Василенко?
Радикальная община сознательно создает вокруг себя образ «страшных» людей, которые способны постоять за себя и свою веру, так как группа людей, готовых отстаивать свои убеждения всегда выглядит убедительнее, чем группа инфантильных индивидуалистов.

Третий стереотип. «Ислам — религия темных и необразованных людей»

«Мы то — просвещенные, образованные. А они-то — темные, дикие», — наиболее частые комментарии в интернете. Тем не менее — исповедует человек какую-либо религию или является атеистом, не всегда зависит от уровня образованности. Среди образованных и высокоинтеллектуальных людей можно встретить верующих — мусульман, христиан, представителей других конфессий. Атеизм не является синонимом образованности. Если же говорить о технологическом развитии сегодняшних мусульманских стран, то по инвестициям в зеленые технологии, роботизацию и образование некоторые мусульманские страны обгоняют немусульманских соседей.

Четвертый стереотип. «Ислам запрещает раскрепощаться»

Анархистка Эмма Гольдман как-то сказала: «мне не нужна революция, где я не смогу танцевать». Свою модель культурного поведения многие левые почему-то считают единственно верной и бегут «спасать от рабства» всех тех, кто ведет себя по другому. Попить водочки, поугорать — да, это — наше, наш парень, а «эти» — нет. Эти странные какие-то: водку не пьют, не пляшут, фрилав не одобряют…
Первый президент Чечни — Дудаев Д.М. сказал в одном из интервью, что «шариат нужен чеченцам для сохранения идентичности. Если мы не искореним пьянство и распутничество, то мы разложимся как народ и не сможем бороться против российской агрессии». Таким образом, культурные нормы несут важную социальную составляющую для борьбы — они объединяют борющихся. А раскрепощаться никто не запрещает, только делать это нужно так, чтобы потом стыдно не было…

Пятый стереотип. «Религия есть средство управления массами»

В этих случаях левые обычно вспоминают высказывание Маркса о том, что «религия опиум народа». Высказывание Бакунина — «если мы позволим себе одного господина на небе, то значит — позволим тысячи господ на земле» и так далее.
В этих красивых фразах, возможно, и есть доля правды, только вот почему-то левые забывают, что любая идеология — есть средство управления массами. И коммунизм и анархизм будут работать в обществе только тогда, когда они будут являться господствующей системой взглядов. Как и любая идеология — анархизм и марксизм должны будут распространяться, внушаться людям средствами пропаганды и самой культурой. Работающее безгосударственное общество обязательно предполагает довольно жесткие культурные нормы, которые должны будут настойчиво внушаться с самого детства, поскольку отсутствие государства предполагает наличие у людей высокого уровня самодисциплины. Самодисциплина может прививаться только идеологией — в широком смысле этого слова.
И здесь мы опять выходим на социальную сущность ислама (да и любой религии вообще). Когда ислам является клерикальным, когда существует разветвленная иерархия священников — как в Иране, например, тогда государство действительно через клерикальные институты управляет массами, подавляет их, а порой и оправдывает социальную несправедливость. Но ведь существуют и сотни других примеров, когда ислам становился идеологией борьбы: как социальной, так и национально-освободительной — в Палестине, в Афганистане, в Ливии и так далее.
То есть, в этом стереотипе мы опять же видим односторонний взгляд на ислам.

Шестой стереотип. «Человек — раб Аллаха»

В Коране (и в Библии тоже) человек назван рабом Бога. Левым это не нравится — мол, никто не хочет называть себя «рабом» добровольно. «Я — не раб, — говорит анархист, — свободному человеку пастырь не нужен». Тем не менее, любой «свободный человек» должен соблюдать моральные и культурные нормы, принятые в обществе. Безусловно, социальные нормы ни есть нечто сверхъестественное, хотя и известны в истории как «данное свыше». Моральные и культурные нормы вырабатываются в процессе социального бытия самими людьми. «Свободный эгоист» Штирнера при ближайшем рассмотрении оказывается не таким уж свободным. Он стеснен материальными обстоятельствами, должен соблюдать моральные нормы, стеснен своим ограниченным кругозором, а некоторые еще и пагубными привычками в виде наркомании или пристрастием к алкоголю. Свобода «свободного эгоиста» оказывается ограниченной не только свободой других «свободных эгоистов», но и условиями материального существования в обществе.
Высказывание «раб Божий» или высказывание «Я — не раб», также игра на уровне фраз. Как показывает практика быть «рабом Божьим» — совсем не означает подчиняться социальной несправедливости и обстоятельствам. А вот быть рабом своих желаний — как раз означает «принимать все как есть». Кроме того, при рассмотрении любой религии стоит обращать внимание не на её форму, а за ту суть, которую она за собой несёт. Например, зелоты, древне-иудейские борцы против Римской империи, говорили про себя: «У нас один господин — это Бог! И только ему мы подчиняемся!» Согласитесь, звучит совсем иначе и мало похоже на призыв к добровольному рабству.

Стереотип седьмой. «Ислам — религия путанная и непонятная»

При первом прочтении Корана может создаться впечатление, что текст его очень сумбурный и бесструктурный. Некоторые исламские богословы объясняют это тем, что «просто его смысл выше человеческого разума». Не будем судить — «выше или ниже» текст «Корана» человеческого разума. Скажем только, что ислам как и любая религия есть прежде всего социальное явление — созданное людьми и для людей.
Для начала следует понять, что суры Корана не расположены в хронологическом порядке, а расположены в порядке убывания длины. И, конечно, для понимания сказанного, нужно обладать хотя бы минимальными знаниями об историческом контексте, месте и времени того, когда это происходило. И тогда понимание Корана не покажется непреодолимой преградой. Неужели житель европейского мегаполиса, получивший образование — глупее неграмотного пастуха из Афганистана?. Аналогично и с другими религиозными текстами. Если вы в самых общих чертах не знаете историю Древнего мира, «Новый завет» покажется вам просто набором бессвязных приключений странствующего проповедника. А Ветхий — сборником сказок о жизни кочевого народа. Для понимания любой религиозной книги необходимо знание контекста.

Вывод

Смысл этой статьи — не только попробовать взглянуть по другому на ислам, но и задуматься о том, почему социалистическая идея сегодня перестала быть мощной объединяющей идеей, а ислам — остается. Поразмышлять о том, каких социальных свойств не хватает сегодня социалистической идее.


Иллюстрация: Кадр из фильма «Мухаммед — посланник Бога» 1976 г., режиссер — Мустафа Аккад. В кадре изображены события VII века, когда первая мусульманская община в Мекке устроила манифестацию, а курайшиты (господствующее племя тогдашней Мекки) предприняли попытку подавить восстание.

6 thoughts on “Исламофобия среди левых

  1. П.1 и 4 — это взгляд с точки зрения консерватора, а не либертария. Собственно, в современном мире религиозные правые идеологии (как и светские правые идеологии) привлекают именно консерваторов. Так что скорее следует задавать вопрос о том, почему в современном мире столько консервативно мыслящих людей.

    1. Спасибо за ваше мнение.
      Но не совсем понимаем, почему культурные нормы о которых идет речь в П.1 и П.4. не могут быть либертарными? Если посмотреть примеры из жизни племен, ведущих «традиционный образ жизни», которыми, например, восхищается Гелдерлоос в книге «Анархия работает», то многие эти племена придерживаются жестких культурных норм. Гелдерлоос, кстати, об этом умалчивает и дает одностороннюю, наивно-идеальную картину.

  2. Либертарными не могут быть нормы, которые насаждаются правящей группой (не обязательно государственной верхушкой, это могут быть и так называемые старейшины) и предписывают неравенство разных групп людей, например, мужчин и женщин, молодых и пожилых. Что до так называемых первобытных племен, то там нужно смотреть, то само по себе отсутствие государственности не означает эгалитарности и отсутствия правящей верхушки. К тому же нужно конкретно смотреть, касается ли жесткость норм недопущения свободных (не подконтрольных каким-нибудь старейшинам)отношений между людьми или же наоборот, жесткость норм может быть направлена на предотвращение возникновения неравенства между людьми или эксплуатации природы (больше, чем это необходимо для пропитания), например.

  3. Ну, и с учётом древесного уровня знаний, элементарных суеверий тоже никто не отменял.

    1. Донаучный уровень знаний, конечно, черт бы побрал автозамену на мобильных устройствах.

  4. Нормы всегда насаждаются авторитетами. В любом обществе. Вопрос только в том — что это за авторитеты и может ли общество их контролировать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *