Танцы или революция? Ответ на критику «Ситуации»

Этот материал написал один из читателей «Ситуации». Мы публикуем критический материал нашего читателя без изменений. Ниже — вы сможете также найти наш ответ на данную критику.

О танцах и революции

Признаюсь честно – когда газета «Ситуация» решила возродиться в виде сайта situazion.info, я поначалу обрадовался. Ещё бы — ведь 10 лет назад я довольно активно собирал номера этой газеты, продававшиеся в рок-магазине, куда я часто заглядывал не меньше, чем в номера журнала «Автоном». Мне нравилась её подача, нравились интересные познавательные статьи о либертариях прошлого, адекватное на фоне других анархо-изданий освещение новостей в России и за рубежом, включая новости левого движения.
Потом газета скукожилась до «спецвыпусков» из одной страницы, стала раздаваться исключительно на митингах и пикетах, и я потерял к ней интерес. А после событий 2012 года и окончательной интернетизации страны «Ситуация» и вовсе приказала долго жить.
И вот Ситуация снова явилась к нам, но уже в виде сайта и телеграм-канала. Поначалу вроде всё было, как и прежде, пока не случилось это… В виде статьи «10 за и 10 против: марксизм и анархизм».
Сказать, что я довольно неприятно изумился тому, что там вычитал – это ещё ничего не сказать. И ладно ещё первый пункт против анархизма, где авторы внезапно признались в том, что власть ликвидировать невозможно, но можно сделать её гуманней и человечней – прям, как в розовых мечтах социал-демократов 100-летней давности и нынешних российских либералов – и при этом оставили в шапке сайта чёрный флаг, я комментировать, пожалуй не буду.

Куда большее недоумение вызвали у вашего покорного слуги два следующих пункта, которые я бы хотел разобрать поподробнее.

1) Культурные моменты. Анархисты против семьи и «традиционных ценностей». Мы — за «традиционные ценности».

Начнём с вопроса – а что вы подразумеваете под семьёй и ‘традиционными ценностями’? Строго гетеросексуальную и моногамную семью?
В современном мире, где всё больше стран легализует гей-браки этот идеал остался исключительно уделом самых дремучих консерваторов и правых (и то не всех – нынешние правые движения в Европе вполне успешно вливают в свои ряды даже представителей нетрадиционной ориентации), да и то он уже всё меньше и меньше оказывается жизнеспособен по причинам экономическим и психологическим – наша кризисная эра вряд ли способна обеспечить рабочие места даже традиционным главам семейств, а кроме того неверность вторых половинок друг другу едва ли не в половине браков заставляет задуматься – а подходит ли каждому моногамия?
Не говоря уже о том, что число гражданских браков в смысле незарегистрированного сожительства давно уже конкурирует с числом браков официально регистрируемых и если бы не юридические тонкости, связанные с общей собственностью и наследством, так называемый законный брак давно бы превратился в пустую формальность или просто милый старый и ни к чему не обязывающий обряд (впрочем, сейчас заключение брака не похоже на то чем оно было век назад, например – раньше был обязателен церковный брак и девственность до свадьбы, сейчас подобных браков ничтожно мало).
И да – мы, анархисты, семью не отрицаем, тем более, что анархисты во все времена бывало, что и семьи создавали. Мы, скорее, просто не считаем строго гетеросексуальные и строго моногамные семьи единственно верными, ибо человек по природе своей НЕ МОНОГАМЕН и далеко не всегда гетеросексуален.
2) Анархистка Эмма Гольдман как-то сказала, что ей «не нужна революция, в которой я не могу танцевать». Мы считаем, что нужно определиться: или революция или «танцевать», и то и то другое одновременно — невозможно. Мы не концентрируемся на субкультурных околотемах.
И вот этот момент как раз-таки наиболее спорный в этом заявлении. Опять же помешали ли танцы Эмме Голдман быть истинной революционеркой и «самой опасной женщиной Америк»? Нет. Точно так же, как не помешали они ей быть одним из самых популярных, в том числе и среди рабочих масс ораторов своего времени.
Да и что там Эмма Голдман – тот же великий борец с апартеидом Нельсон Мандела любил заниматься не только борьбой с апартеидом путём прямого действия, но и да-да – всё теми же самыми танцами. И именно на танцах Мандела встретил свою будущую супругу Винни, которая потом активно поддерживала его, когда тот находился в тюрьме и немало поднялась сама на кампаниях в его защиту и на собственно борьбе с апартеидом. И сам АНК не раз практиковал исполнение танцевальных революционных песен и это тоже не помешало этой партии фактически одержать победу над апартеидом.

А кроме того, если вы откроете любую дореволюционную анархистскую или социалистическую газету – номера нью-йоркского Голоса Труда, к примеру — то немало удивитесь тому, что там помимо революционных статей, памфлетов и эссе попадались объявления о благотворительных костюмированных балах в пользу томящихся в российских и не только российских тюрьмах единомышленников. Да и чем было бы движение за гражданские права чернокожего населения в США, если бы не активная поддержка чернокожих певцов, вроде Джеймса Брауна с его хитом ‘Say it loud – I’m black and proud!’, который одновременно был и танцевальной песней и песней протеста? Боба Марли очень любили не только растаманы, но и вполне серьёзные африканские революционеры и борцы за независимость африканских колоний от европейских метрополий, и он даже давал концерты, например, для революционеров из Зимбабве, когда те свергли прежний родезийский режим апартеида и при этом ещё не испортились собственной властью. И всё потому что его песни были и танцевальны и протестны одновременно.
Практически всегда и во все времена песни, тем более песни танцевальные играли в социалистическом движении немалую роль в том числе и в плане агитации. Даже сирийские курды из отрядов YPG, на которых многие левые посматривают с надеждой, регулярно заливают на ютуб клипы с собственными танцами под народную музыку и у них так же нет разделения на танцы и революцию.

И аргумент про субкультурные тёрки, приведённый выше вообще больше похож на стрельбу по воробьям. Субкультурность плоха отнюдь не своим «гедонизмом» – даже вполне «цивильные» пляски под попсу в ночных клубах легко затмят алкотреш на панк и рок-концертах. Субкультурность плоха тем, что по-сектантски замыкается исключительно на одном избранном жанре, отрицая или не замечая остальных, более перспективных в плане донесения идей до широких масс. А панк-рок, на который в своё время ставили российские анархисты в нулевых, несмотря на свою ультраполитизированность, вряд ли тот жанр, который способен быть популярен у широких народных масс. В то время, как то, что может считаться коммерческим искусством, может так же легко и при талантливой подаче стать искусством революционным и побуждающим не только танцевать, но и задумываться.
А разделение танцев и революции, если кого и привлечёт в движение так это всевозможных задротов и инцелов, внешне ещё более отталкивающих, чем любой субкультурщик и годящихся ну разве что на роль камикадзе, но никак не на роль тех, кто поведёт за собой массы. В своё время за исключением разве что АКМ российские пост-советские коммунисты страдали от изобилия в своих рядах исключительно пенсионеров и революционерствующих задротов, потому что в целом относились отрицательно к современной молодёжной поп-культуре и к андерграундной культуре. И в итоге это обстоятельство, помимо разочарования в марксистской идеологии, привело автора этих строк к анархистам, поскольку я в свои 14 лет искал в первую очередь тех, кто был так же, как и я юн, жаждал изменить мир, и в то же время не был ни «типовым поколением Пепси», ни глубоким и безнадёжным занудой-асоциалом или юродивым, и среди анархистов такие как раз в изобилии водились.
Ещё меньше я верю в успех построения организации в духе гайдаровского ‘Тимура и его команды’ – во-первых революционную организацию невозможно построить исключительно на благотворительности, во-вторых она, как и настоящие тимуровцы, запросто выродится в довольно казённое и подконтрольное государству начинание, а в третьих подобную благотворительность от имени организации легко дискредитировать. Что, например, показал пример «Чёрных Пантер» – когда-то те агитировали за себя, раздавая бесплатную еду в нищих чёрных кварталах, но когда её деятельность стала всерьёз угрожать американскому государству и ФБР основательно взялась за Пантер, против партии была развёрнута не только волна репрессий, но и дискредитации. И одним из способов дискредитации «Чёрных пантер» стала бесплатная раздача героина от имени партии во всё тех же чёрных гетто и из этой провокации впоследствии выросла практически вся наркоторговля в чёрных кварталах.
Есть и ещё много пунктов, которые хочется оспорить, но это уже тема для отдельной статьи, а тратить на неё время у меня пока нет ни времени, ни желания, да и главное, что мне в данный момент хотелось сделать – доказать совместимость танцев и революции. Тем более, что танцы издревле ни к какой субкультуре привязаны не были, а танцевальные песни революционерам нужны не меньше маршей и собственно революции.

ОТВЕТ НА МАТЕРИАЛ «ТАНЦЫ И РЕВОЛЮЦИЯ»

Начнем с того, что газета «Ситуация» осталась в прошлом и сравнивать блог с бумажной версией газеты не нужно. Напомним, что первый номер газеты вышел в 2003 году! После митингов 2011-2012 годов, после раскола «Автономного Действия» в 2013 году, наконец, после революции и гражданской войны в Украине, газета не могла не измениться. Наоборот, было бы странно, если бы газета осталась прежней как ни в чем не бывало. Материал «10 за и 10 против: марксизм и анархизм»(https://situazion.info/2019/08/16/10-за-и-10-против-марксизм-и-анархизм/) отражает это изменение. Блог «Ситуация» не является анархистским, не является марксистским, хотя и включает в себя лучшие элементы того и другого.

Читатель пишет, что авторы «Ситуации» «внезапно признались в том, что власть ликвидировать невозможно, но можно сделать её гуманней и человечней – прям, как в розовых мечтах социал-демократов 100-летней давности и нынешних российских либералов – и при этом оставили в шапке сайта чёрный флаг, я комментировать, пожалуй не буду».

Слов «власть» в русском языке часто употребляется в смысле «правительство», «государство». В данной фразе под словом власть мы понимаем социальное явление. Власть можно организовать в негосударственной форме, но ликвидировать ее вообще как социальное явление действительно невозможно. Подробнее читайте об этом в материале «Три неправильных представления о самоуправлении»: https://situazion.info/2020/01/10/три-неправильных-представления-о-сам/ .
Блог «Ситуация» считает правильным понимание власти, которые мы находим в «Платформе» Махно\Аршинова, в «Манифесте Либертарного коммунизма» Жоржа Фонтени, в статьях советских анархо-универсалистов 1920-ых годов. Мы не призываем некритически копировать идеи этих документов, но понимание власти, которое в них мы находим — не идеалистическое, а реалистическое понимание власти.
Без организованной политической воли никогда не будет никакой победы. Поэтому в «розовых мечтах», скорее живет сам автор статьи «Танцы и революция», вероятно, полагая, что все «само собой» образуется. Что «само собой» будут побеждены враги, что «само собой» трудящиеся соберутся и примут самые лучшие и правильные анархические решения, что «само собой» государственно-монополистический, диктаторский капитализм в России развалиться и ничего не останется как только водрузить на его развалинах знамя победы.

Наш читатель пишет: «начнём с вопроса – а что вы подразумеваете под семьёй и ‘традиционными ценностями’? Строго гетеросексуальную и моногамную семью? В современном мире, где всё больше стран легализует гей-браки этот идеал остался исключительно уделом самых дремучих консерваторов и правых».
Под «традиционными ценностями» мы понимаем традиции коллективизма, которые присущи так называемому «традиционному обществу». Но мы не собираемся никому их навязывать. Мы смотрим на это вот с какой стороны:
Построить новое революционное движение, постоянно говоря о гей-секс-темах невозможно. Наоборот, в современном мире атомизированных личностей и безответственных отношений «для себя», необходимо возвратиться к общинному пониманию культуры.
Возрождение коллективизма, общинности — невозможно произвести на фоне разговоров о «свободных браках», о «сексуальных раскрепощенности», «правах трансгендеров» и пр. Невозможно сформулировать новую объединяющую социальную идею, одновременно с этим — провозглашая индивидуалистические ценности. Мы не призываем к борьбе против «гей браков», феминисток. Но в то же время мы открыто говорим, что эти темы нам не интересны. Не нужно пытаться нас вовлекать в дискуссию, в «проблематику» этих тем. Ни в чем подобном мы участвовать не собираемся. В условиях современной России и Восточной Европы в целом данную «проблематику» мы считаем не нужной, лишней, а местами даже вредной.

Наш читатель говорит нам: «помешали ли танцы Эмме Гольдман быть истинной революционеркой и ‘самой опасной женщиной Америки’? Нет. Точно так же, как не помешали они ей быть одним из самых популярных, в том числе и среди рабочих масс ораторов своего времени. Да и что там Эмма Гольдман – тот же великий борец с апартеидом Нельсон Мандела любил заниматься не только борьбой с апартеидом путём прямого действия, но и да-да – всё теми же самыми танцами».
Очевидно, что слово танцы употребляется в метафорическом, а не в прямом смысле. Под «танцами» подразумеваются индивидуализм и волюнтаризм расцветающие в отдельных левых группах. Понятно также, что «танцы» могут являться одной из форм пропаганды и никто не собирается с этим спорить.
Критически настроенный читатель пишет, что «танцы не помешали Эмме Гольдман стать одной из самых опасных женщин Америки». Но мы считаем, как-раз наоборот — помешали. Э.Гольдман безусловно внесла определенный вклад в развитие негосударственного социализма в Америке, но как-раз именно «танцы»-то ей и помешали понять махновщину, русскую революцию, помешали приступить, наконец, к созданию организации. Эмма Гольдман, не смотря на обозначение себя как анархо-коммунистки по своей тактике, мышлению, способу действий — была и осталась анархо-индивидуалисткой.

«Разделение танцев и революции, — пишет нам читатель, — если кого и привлечёт в движение, так это всевозможных задротов и инцелов, внешне ещё более отталкивающих, чем любой субкультурщик и годящихся ну разве что на роль камикадзе, но никак не на роль тех, кто поведёт за собой массы».
Критический читатель употребляет термины «задроты», «пенсионеры», «субкультурщики» — пытаясь навязать нам хайповый тип мышления. Мы же скажем, что есть разные люди — разных социотипов и разной готовности действовать. Если когда-нибудь мы хотим увидеть революционное движение в России, то его основой может быть примерно один и тот же тип людей: люди, готовые действовать не смотря ни ни что, люди обладающие разумом. Такой тип людей не привлечешь танцами, такой тип людей привлечешь только конкретным делом.

И последнее: «ещё меньше я верю в успех построения организации в духе гайдаровского ‘Тимура и его команды’», — говорит нам критический читатель.
Нигде и никогда мы не утверждали, что основой будущей организации должна быть благотворительность. Мы уже отвечали на данное возражение: https://situazion.info/2019/09/30/какие-люди-нам-нужны-и-что-они-должны-де/

В целом же, благодарим за критику. Новое революционное движение может родиться только в дискуссии, только через критическое осмысление ряда вопросов.

2 thoughts on “Танцы или революция? Ответ на критику «Ситуации»

  1. Я вашу критику услышал, теперь отвечаю.
    1) Когда вы составляете нечто вроде политического манифеста или декларации о намерениях итд итп, то первое что вы должны знать — в заявлениях такого рода нет места метафорам и абстракциям, запутывающим читателя и способных привести к вам абсолютно не тех людей. Только конкретика — только хардкор.
    2) Блог «Ситуация» считает правильным понимание власти, которые мы находим в «Платформе» Махно\Аршинова, в «Манифесте Либертарного коммунизма» Жоржа Фонтени, в статьях советских анархо-универсалистов 1920-ых годов.

    Ок, ну и где хоть одно успешное революционное движение, рождённое платформизмом? Платформистских сект достаточно, революционого движения, рождённого ‘Платформой’ не было и нет. Анархо-универсализм и вовсе не более, чем ряженный в богемно-мистические формы ‘советский анархизм’ (одно только заявление в их манифесте о том, что советская власть — переходная стадия к анархии, палит довольно неуклюжую попытку протащить в анархо-среду тезис Маркса и Энгельса из Манифеста Компартии о диктатуре пролетариата, как переходной стадии к грядущему коммунизму и отмиранию государства) и многие его основатели, как и деятели ‘советского анархизма’, впоследствии отреклись от анархизма и примкнули делать карьеру к победителям-большевикам, чтобы потом в числе других ‘раскаявшихся анархистов’ всё равно оказаться расстрелянными в 1937 году. Те же, кто вовремя прозрел насчёт большевиков и эмигрировал (вроде Аббы Гордина) впоследствии отошли от анархо-универсализма. Та же Платформа и тот же манифест Фонтени не более, чем попытка списать отдельные тезисы у всё тех же победителей-большевиков (об авангарде, да о переходном периоде) и потому их можно считать скорее бесславными попытками построить ту же компартию, но под вывеской анархизма. Мне в данном случае ближе критика Платформы группой Волина — https://yar.anarhist.org/library/theory/t_begXX_04.htm — и больше того, всё сказанное как раз отражает моё нынешнее видение безвластного общества.
    Да и как всем известно слово ‘анархия’ означает безвластие и да, я по-прежнему анархист не из абстрактной верности идеалам юности, а потому что считал и считаю вслед за Кропоткиным и другими великими анархистами, что власть портит людей даже на местечковом уровне. А на негосударственном уровне власть может быть организована разве что ворами в законе, но вы ведь такой власти не захотите, не правда ли? Особенно если кто-то из вас, кто не понравится одному такому ‘авторитету’ будет изгнан к петухам или к чертям.

    Без организованной политической воли никогда не будет никакой победы. Поэтому в «розовых мечтах», скорее живет сам автор статьи «Танцы и революция», вероятно, полагая, что все «само собой» образуется. Что «само собой» будут побеждены враги, что «само собой» трудящиеся соберутся и примут самые лучшие и правильные анархические решения, что «само собой» государственно-монополистический, диктаторский капитализм в России развалиться и ничего не останется как только водрузить на его развалинах знамя победы.

    Назовите мне хоть одну партию, которая организовала Великую Французскую Революцию и что за партия организовала Февральскую революцию, например? Я таких не знаю. Октябрь 1917-го года не был революцией в принципе — а был не более, чем подбором власти, которая и так валялась на дороге после Февраля (но что бы делал Ленин, не будь Февральской революции? И в каком состоянии накануне Февраля находились большевики? Вот то-то и оно). Революция — процесс всегда стихийный, революционные и реакционные группы в этот момент лишь пробуют оседлать революционную волну и направить её в необходимое ей русло. Так и исламская революция в Иране 1979 года не была изначально исламской — далеко не все, кто выступал против шаха хотели надевать паранджу на женщин и больше того там хватало и левых противников шаха со своими партиями. Но аятолла Хомейни, пользуясь своим статусом одного из популярных критиков шаха в изгнании и благодаря активной помощи мусульманского духовенства и его паствы, сумел оседлать революционную волну и направить революцию в том направлении, в котором ему было выгодно — до того же у Хомейни не было никакой организации, лишь кучка сторонников и кассеты с проповедями, распространяемые в иранских мечетях, где духовенство заведомо было на стороне Хомейни, как авторитетного богослова. Евромайдан опять же начинался, как стихийное восстание разрозненных сторонников евроинтеграции против режима Януковича, лишь в процессе этого восстания Правый Сектор, который до того никогда не существовал и возник лишь в процессе самой этой революции и весьма стихийно возник, достаточно быстро подмял под себя всю эту волну и послужил тараном для революции (истинные же лидеры Евромайдана готовы были в тот момент слить протест).

    2) Под «традиционными ценностями» мы понимаем традиции коллективизма, которые присущи так называемому «традиционному обществу».

    А ещё так называемое традиционное общество может носить в себе наиболее тёмные предрассудки, такие как антисемитизм, расизм, гомофобию, мачизм, нетерпимость ко всем, кто выделается в стиле ‘чё ты здесь — самый умный что ли?’, ‘почему ты выглядишь не как пацан?’, ‘будь как все нормальные люди!’ и прочие реакционные измы, служащие плодородной почвой фашизма, сталинизма и ватничества.
    Не спорю — революционной организации коллективизм нужен и полезен. Но не такой ‘коллективизм’, который умаляет права личности. Те же формы ‘коллективизма’, которые я наблюдал в ‘традиционном обществе’ провинциальных городков и низкооплачиваемых работ — это ‘коллективизм’ глубоко иерархичного агрессивно-послушного большинства, которое предпочитает не выделяться и не протестовать и гнобит тех, кто выделяется и протестует.
    И да — как теории стакана воды от Коллонтай и прочие прожекты сексуальной революции, то и дело всплывавшие в партии большевиков не помешали большевикам завоевать популярность и взять власть (мало кто помнит, но в ранние годы советской власти гомосексуализм был легален, а на семью смотрели, как на жидкую субстанцию и пытались её сломать), и как высупления Рабочей Партии Курдистана против курдских же реакционных свадебных обычаев, вроде насильственной выдачи замуж за нелюбимого человека и просто патриархата не помешали ей быть успешным революционным движением, так и я не вижу никакой проблемы для революционной организаций в поднятии ‘гей-секс-тем’. Да, они не должны затмевать всё, но в то же время не должно быть ругани на тему, кто угнетённее всех, как в рассазе Теда Качинского ‘Корабль дураков’. Права рабочих, права безработных, права школьников и студентов, права женщин, права секс-меньшинств и права мигрантов одинаково важны для левого движения и для анархистского движения, ибо все они — наша ЦА, а не ‘посоны с понятиями’, которые не ценят ни свою, ни чужую свободу и в случае революции нанесут ей больше вреда, чем пользы. И не должно быть приоритета одних прав над другими, особенно если это вызвано страхом перед зоновско-армейской моралью, разлагающей российское общество и наносящей ему куда больше вреда, чем ‘гей-секс-темы’. В революционной органиации не должно быть преклонения перед дворово-пацанскими и зоновско-армейскими понятиями, а так же перед ‘традиционным обществом’ с его архаическими нравами и где истинной взаимопомощью пахнет нечасто. Не говоря уже о том, что споры между коллективистами и индивидуалистами в анархизме давно морально устарели. Мы — строители нового общества, а не консерваторы и не реакционеры, прячущиеся за традициями, как жулики за патриотизмом.
    А что до вреда проблематики гей-секс-тем в России и Восточной Европе — в РФ в крупных городах уже пару лет как можно видеть совсем юных девочек, которые спокойно ходят по улицам со значками ЛГБТ, а в клубах по пьяни позволяют себе заигрывать с этой темой (бедный Милонов!!!). А учитывая, что всё, что появляется в крупных городах, рано или поздно приземляется в провинции, то изменение нравов в любом случае станет неизбежным.

    3) Очевидно, что слово танцы употребляется в метафорическом, а не в прямом смысле.

    Посылка мимо кассы. Напоминаю опять при каких обстоятельствах Эмма Голдман произнесла свою фразу — она и вправду хотела пойти на вполне себе настоящие, а не метафорические танцы, отчего её партнёр возразил ей в духе ‘настоящие революционеры не имеют права развлекаться и танцевать’. На что и получил этот ответ. Снова и снова я буду повторять — в политических программах метафорам и абстракциям МЕСТА НЕТ! Только конкретика — только хардкор, ибо путаница при понимании написанного нежелательна.

    но как-раз именно «танцы»-то ей и помешали понять махновщину, русскую революцию

    Русскую Революцию Голдман не приняла (хотя поначалу поддерживала её), потому что, будучи высланной из Штатов в Советскую Россию увидела истинное лицо большевизма и то, как он подавлял права и свободы тех, на чьём горбу большевики выехали во власть, не говоря уже о преследовании анархистов в Советской России. Прочтите ‘Моё разочарование в России’ на языке подлинника (русский перевод, увы, ходит в сети в незаконченном виде), прежде, чем делать выводы о том, что ей помешало принять революцию. Что касается Махно — в своё время и анархо-коммунисты к его движению относились настороженно, о чём свидетельствуют анархо-газеты того времени. В том числе и потому что считая белогвардейцев худшим злом готовы были поддержать большевиков в борьбе с ними и осуждали тех, кто боролся с большевиками (и в итоге сами к большевикам перебежали). А ещё некоторые сочувственно относившиеся к революции заграничные русские анархисты велись на большевистские вбросы настолько хорошо, что даже Кронштадт осуждали, как белогвардейский мятеж и лишь с течением времени прозревали истинную природу большевизма.

    4) Критический читатель употребляет термины «задроты», «пенсионеры», «субкультурщики» — пытаясь навязать нам хайповый тип мышления.

    Что? Какой нафиг хайповый способ мышления? Речь шла о вполне реальных человеческих типажах, из-за которых нас, левых, всерьёз не воспринимают. Вот скажите мне — готовы ли вы пойти вот за таким вот персонажем — https://www.youtube.com/watch?v=DcYkInZA-7g . Я уже глядя на него, понимаю, что не пошёл бы. Или вот коммунист-террорист Соколов, который взрывал в 90-х памятник Николаю II? Да, он человек дела, но глядя на то, как он тогда выглядел — http://trudoros.narod.ru/politzak/sok2.jpg — я бы вряд ли посчитал его лицом движения. Скорее тем, кто вызывает жалость одним своим видом. А нет ничего унизительнее для любого человека, особенно если он одним видом вызывает жалость.
    Беда многих левых в России и особенно анархистов — отсутствие презентабельных и харизматичных личностей в движении. Такими личностями, за которыми действительно хочется пойти. Субкультурщики-анархисты на пару с косплеерами батьки Махно из 90-х, пенсионеры и задроты коммунисты — последние за которыми люди пойдут. Даже сталинисты это осознали и потому активно продвигают видеоблоги в духе Вестник Бури, Station Marx, PMTV Chanell и прочая-прочая-прочая, где есть молодые и презентабельные ведущие с хорошо подвешенным языком и энергичной подачей (последнего кстати очень недостаёт продвигаемому вами каналу Дмитрия Бученкова — в то время, как в книгах он хорош и убедителен, на видео лекторский монотонный тон сильно мешает ему в наборе аудитории и под видео у него крайне малое количество просмотров). А троцкисты из РРП и вовсе снискали популярность среди молодёжи весьма презентабельного вида, что вызывает чёрную зависть к ним сталинистов среднего и пожилого возраста. Про то, как навальнисты, анкапы и либертарианцы поднялись за счёт ютьюб-агитации и говорить не стоит.

    Такой тип людей не привлечешь танцами, такой тип людей привлечешь только конкретным делом.

    Привлекать людей можно и нужно всем — и танцами, и конкретными делами, и видеоблогами, и акциями. Тем более, что как я уже сказал наши далёкие предшественники не гнушались заманивать людей движение в том числе и при помощи балов. Как говорил Дэн Сяо-Пин ‘Неважно какого цвета кошка, главное, чтоб она ловила мышей’ (в данном случае привлекала людей к анархистам и антиавторитарным левым). Перекос же во что-то одно ведёт любой коллектив приводит к сектантству и я искренне надеюсь, что коллектив Ситуации не станет такой вот очередной мелкой левой секточкой.

    С товарищеским приветом

    Товарищ Алексей.

  2. Товарищ, Алексей.
    Благодарим за ваше мнение.

    Поживем — увидим.
    Время покажет, кто прав.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *