Готов ли Лукашенко расстреливать мирных граждан?

В 2020 году истекает пятый президентский срок А.Лукашенко — президента Беларуси, который находится у власти уже 26 лет. Очередные президентские выборы назначены на 9 августа 2020 года и они значительно отличаются от всех предыдущих. Похоже Беларусь встает перед историческим выбором (мы уже затрагивали эту тему год назад в материале «Что ждет Беларусь«). В этот раз мы также решили поинтересоваться тем, что происходит в Беларуси, у беларуского блогера, анархиста и бывшего политзаключенного Николая Дедка.

SITUAZION: 9 августа 2020 года в Беларуси состоятся очередные президентские выборы. Есть мнение, что государственные СМИ Беларуси не справляются со своей задачей в том смысле, чтобы противопоставить контрпропаганду блогерам и оппозиционным кандидатам. Это правда, с твоей точки зрения?

НИКОЛАЙ ДЕДОК: Да, это правда. Приблизительно в 2017-2018 гг. беларуские официальные сми лишились монополии на информацию. Аудитория беларуских независимых тг-каналов сегодня примерно около полумиллиона человек, а это примерно 10% всего трудоспособного населения Беларуси и это много. Также есть куча других СМИ: «Белсат», «Радио Свобода», видео которых за считанные дни набирают сотни тысяч просмотров на «Ютубе» и сейчас можно говорить, что примерно для половины жителей Беларуси источником информации являются независимые интернет-СМИ.

Здесь, правда, нужно немного разделять такие СМИ как «Радио Свобода», «Белсат» и пр. — спонсируемые из-за рубежа и блогеров, которые спонсируются сами собой — своими подписчиками. Они не так профессиональны, но у них также очень много подписчиков. В Беларуси сейчас около десятка социально-политических блогеров, у которых от 10 тыс. до 100 тыс. подписчиков. У самого популярного — Тихановского сейчас, по-моему, около 300 тыс.подписчиков на «Ютубе».

S: В интернете ходят фото из Беларуси, где можно увидеть огромные очереди желающих поставить подписи «за любого кандидата, только бы ни за Лукашенко». Это соответствует истине — действительно такие очереди наблюдаются?

Н.Д.: Да, наблюдаются. Например, на одном из пикетов по сбору подписей на Комаровке (район Минска) 7 июня, было по подсчетам правозащитников примерно 1300 человек. А этот пикет по сбору подписей — уже дней десять проводится ежедневно. И это только Минск. Самое интересное, что в малых городах типо Гомеля, Витебска собирается еще больше людей, нежели в Минске, хотя населения в Минске в 3-4 раза больше. В Минске, где больше доходы, люди больше довольны жизнью. В регионах же протестные настроения очень сильны.
Сейчас задержаны десятки сборщиков подписей за Тихановскую (это супруга С.Тихановского). Милиция просто их задержала «по беспределу», чтобы они не могли собирать подписи. Я думаю, им под силу собрать 100 тыс. подписей в свою поддержку. И это только они — я не говорю про остальных альтернативных кандидатов.

S: Какие есть еще принципиальные отличия этой предвыборной кампании от предыдущих?

Н.Д.: Есть и их много.
Во-первых, это очень плохая ситуация в экономике, падение ВВП.

Во-вторых, это падение имиджа власти из-за позиции, которую А.Лукашенко занял по коронавирусу. Это отрицание факта вируса, хамство по телевизору, обвинение людей, которые заболели вирусом, в том, что они «сами виноваты». Очень тупое отрицание, а также манипуляция статистикой, что становится очевидным для всех. Мнение, что власти врут по поводу количества заражённых. Также, беспомощность государства в первые недели коронавируса.

В-третьих, это то, что Россия не высказывает такой явной поддержки Лукашенко, как это было в предыдущие годы. Конечно, трудно говорить о какой-то явной позиции Кремля. То есть, я не думаю, что на этих выборах есть прямой ставленник России. Но заметно, что ряд пророссийских, «ватных» блогеров поддерживают Виктора Бабарико.

В-четвертых, очень сильны протестные настрония в обществе. Рейтинг Лукашенко сегодня низок как никогда. Такого не было за 26 лет правления Лукашенко!

S: Помимо А.Лукашенко есть три основных кандидата (В.Бабарико, С.Тихановский, В.Цепкало). Какие принципиальные различия между ними с твоей точки зрения?

Н.Д.: В.Бабарико — бывший банкир, председатель «Белгазпромбанка», то есть — это российский банк в Беларуси. Он позиционирует себя как экономиста, грамотного управленца, который ставит на первое место экономическую целесообразность, все время приводит в пример Сингапур.

Довольно пренебрежительно отзывается о национальных ценностях. Хотя, нужно сказать, из своего кармана он долгое время финансировал беларускую культуру. Возврат картин в Беларусь, перевод Светланы Алексиевич (лауреат Нобелевской премии по литературе в 2015 году, беларуская писательница — прим.ред.) на беларускую мову и так далее. Он последнее время радикализуется, и в последнее время в связи с задержаниями он стал резче высказываться против Лукашенко. Реакция Лукашенко также не заставила себя ждать — в офисе «Белгазпромбанка» прошли обыски, возбуждены уголовные дела в связи с якобы «неуплатной налогов» против друзей и бывших партнеров Бабарико. Это делается для того, чтобы оказать давление на В.Бабарико, а также собрать компромат для возможной посадки после выборов.

С.Тихановский — это блогер, который выдвинулся сам от себя. Он идет в альянсе с условно-радикальной оппозицией («Народная грамада» Статкевича, «Европейская Беларусь»). На данный момент он сидит к тюрьме после провокации, которая, вероятно, была проведена по указанию Лукашенко.
Провокация была проведена с помощью проститутки из Минска — она, скорей всего, была подослана милицией на пикет по сбору подписей. Сейчас он и основа его команды «Страна для жизни» — сидят в тюрьме. И, я думаю, он будет сидеть до выборов. После выборов его, скорей всего отпустят.

В.Цепкало — бывший руководитель парка IT-технологий, который когда-то пролоббировали перед Лукашенко. Цепкало фактически создал этот парк, поднял его, а потом был уволен Лукашено. Многие считают, что он пошел в президенты — это как бы обида за увольнение.
Цепкало позицинириует себя как максимально конструктивный, «лайтовый» оппозиционер. Хотя все время говорит: «Я не в оппозиции. Я просто хочу, чтобы Беларусь хорошо жила». Он также — технократ, управленец, про политику, про какие-то права человека вообще почти не заикается. У меня до сих пор есть сильное ощущение, что это кандидат-спойлер. Наподобие как К.Собчак на президентских выборах в России в 2018 году. На данный момент у меня нет уверенности, что он идет от себя, а не является кандидатом от Администрации президента. Главным образом потому, что Цепкало — это кандидат из команды Лукашенко. Он был с Лукашенко с 1996 года, и предположить, что сейчас вдруг ему захотелось изменить судьбу страны… Это звучит очень странно..

Вот такие отличия. Еще раз: Тихановский — бывший бизнесмен, кандидат от себя, наиболее радикальный из всех, такой кандидат-таран. Бабарико — это банкир, с возможной поддержкой со стороны России. И Цепкало — скорей всего «технический кандидат».

Возвращаясь к уникальности сегодняшней ситуации еще раз хочу сказать, это первый случай, когда на альтернативных кандидатов в президенты за два месяца до выборов обрушились такие репрессии. Тихановского не зарегистрировали, его жену запугали и она сняла пикеты по сбору подписей. Добрую половину инициативной группы Тихановского посадили на сутки. Против ближайших партнеров Бабарико возбудили уголовные дела, у его инициативной группы были обыски. В общем, жестко.

S: Сколько реально зарегистрировано кандидатов в президенты Беларуси на сегодняшний день? Тихановского не зарегистрировали?

Н.Д.: На данном этапе — 14 кандидатов зарегистрировано, 15-ый -снялся. Да, Тихановского не зарегистрировали.

S: Как так странно получилось, что кандидатом в президенты не зарегистрировали Сергея Тихановского, но зарегистрировали его жену. Чем это объясняется?

Н.Д.: У С.Тихановского очень хорошая медийная поддержка. Он — с высоким рейтингом, с хорошим имиджем, особенно в провинции, потому что он целый год до этого ездил по городам Беларуси, разговаривал с простыми людьми. Как многие говорят, просто скопировал рабочую схему Лукашенко.

Тихановский действительно очень напоминает Лукашенко в период его первой предвыборной кампании. ЦИК отказались регистрировать Тихановского — это очень опасно для Лукашенко. Но команда Тихановского решили сделать «ход конем» — выдвинуть его жену, на что ЦИК посмотрел сквозь пальцы, видимо, решив, что за нее все равно никто не подпишется, но они сильно просчитались.

Люди действительно готовы подписываться за кого угодно, только не за Лукашенко. И действительно стоят огромные очереди для того, чтобы подписаться за его жену, которую до этого просто никто не знал. Она впервые только недавно появилась на публике. Недавно дала первое интервью телеканалу «Дождь». И люди все равно подписываются за нее, потому что она ассоциируется с командой «Страна для жизни» и со своим мужем.

S: С.Тихановский — единственный реально оппозиционный кандидат? Кто он по взглядам?

Н.Д.: Можно сказать, что у него нет каких-то четких взглядов. Ясно, что он держится либеральной парадигмы, за все хорошее против всего плохого: «свободу малому бизнесу, дайте людям нормальные зарплаты» и пр.

Еще он все время напирает на местное самоуправление, что лично мне в нем, конечно, нравится. А в остальном — это голый популизм. Там нет каких-то явных политических, идеологических взглядов. Он часто делает противоречивые заявления, потому что он человек в политике несведующий. Он хороший блогер, неплохой бизнесмен (у него, кстати, был бизнес в Москве), но — никакой как политик. Сегодня он говорит в интервью российским сми, что «у нас нет никакого беларуского национализма», а на другой день он приезжает в Гомель и говорит, что «это преступление, что у нас так мало пользуются беларуским языком»… Я думаю, все это идет от отсутствия у него внятной политической позиции. Вся его идеология это — «сменить Луку и дать честные выборы». Хотя возможно, что в этом как раз и есть секрет его успеха.

S: Какие были наиболее вопиющие на твой взгляд, случаи в этой предвыборной кампании?

Н.Д.: Каждый день происходит что-то более вопиющее, чем было вчера. Но самая мерзость это, конечно, провокация в Гродно. Самое смешное, что Лукашенко по телевизору проговорился об этом за три часа до того, как она случилась. Это то же самое, что у вас было в России со взрывами жилых домов, когда про них сказали в Госдуме за два дня до того, как они произошли.

Во время сбора подписей за Тихановского пришли две женщины, которые начали требовать ответов от Тихановского на их вопросы. Всячески его провоцировали. Он стал от них уходить, и тогда одна из них стала кричать: «Он не отвечает на мои вопросы», и милиция его попыталась задержать. Подписчики не давали этого сделать, начали толкаться. Один милиционер упал, причем на видео видно, что его никто не бил, а через 15 секунд после этого появился ОМОН, скрутил Тихановского и еще кучу человек.

Им предъявили обвинение по ст.364 УК РБ «насилие в отношении сотрудника милиции», держат в СИЗО. Были обыски в квартире и на даче Тихановского. На его даче обыск шел пятнадцать часов. Сменилось три команды следователей, которые ничего не могли найти. И только третья команда, которая зашла без понятых, нашла за диваном 900 тыс.долларов. Хотя ничего незаконного в этом нет, это тут же начали транслировать по всем государственным телеканалам и представлять как какую-то незаконную деятельность.

Другой вопиющий случай. Лукашенко недавно угрожал расстрелами, он говорил: «что вы забыли как было в Аниджане (имеется ввиду вооруженное восстание «акрамитов»в Аниджане в мае 2005 года и последующее его подавление властями — прим.ред.), так мы напомним. Вот Каримов расстрелял, все плакали, а потом чуть ли ни на колени перед ним вставали». Раньше такие слова вызывали у людей страх, то сейчас, по моему мнению, вызывают только гнев.

S: После отказа в регистрации С.Тихановскому, существует ли какая-либо угроза для режима Лукашенко?

Н.Д.: Да, существует, но не только конкретно от Тихановского. Я вижу, что и другие кандидаты — тот же Бабарико, за которого действительно очень много людей «топит» — могут быть угрозой. По интернет-опросам он набирает 40-50 % в то время как Лукашенко — 3%. И это не какие-то оппозиционные сайты, а результат опроса на tut.by.

Я вижу, что Бабарико радикализуется. Например, он сказал: «Я на площадь не буду звать, но если мои сторонники будут там, то я приду». И это — еще за два месяца до выборов. Поэтому угроза для режима Лукашенко есть и сейчас, именно отсюда такая истерика, именно отсюда репрессии — уже около сотни человек сидит на сутках, при том, что никаких крупных демонстраций еще не было.

Вчера — 7 июня на сбор подписей на Комаровке в Минске пришел лично руководитель 3-его управления ГУБОПИК (аналог российского «Центра Э») Михаил Бедункевич, стоял во дворах, наблюдал за обстановкой. Это говорит о том, какие могут быть репрессии и какие силы могут быть задействованы для борьбы с протестующими. Режим чувствует угрозу, режим боится.

S: С твоей точки зрения, анархистам Беларуси нужно или не нужно поддерживать Тихановского? Если нужно, то не будет ли это противоречить самой сути анархистской позиции?

Н.Д.: Поддерживать Тихановского безусловно не нужно. Нет никаких гарантий, что из этого человека не выйдет нового Лукашенко. Поддерживать нужно бойкот, протест и перемены. И самоорганизацию людей для отстаивания своих прав. Вполне можно и без поддержки определенного кандидата выдвинуть внятную позицию за бойкот, за какую-то программу-минимум перемен. Участвуйте постоянно в политической жизни на местном уровне, а ни раз в пять лет. Добивайтесь работающих профсоюзов, объединяйтесь для решения любых проблем. То есть сформулировать нужно что-то — чтобы звучало нормально и мало-мальски реалистично. И с этим идти на протесты. Это вполне можно сделать.

S: Ты — анархист по своим политическим взглядам. Правильно ли я понимаю, что анархисты Беларуси (за редким исключением) в основном игнорируют данную предвыборную кампанию и по-прежнему пребывают в абстрактно-отвлеченных темах: вегетарианство, права животных, феминизм и так далее?

Н.Д.: В целом можно сказать — «да». В публичной сфере анархизм в Беларуси вообще почти заглох, за исключением сайта «Прамень». Сейчас полный паралич. Анархисты Беларуси на политическом уровне себя почти никак не проявляют. Хотя уже месяц как страна бурлит… К сожалению, это так.

S: Очевидно, что недовольство населения Лукашенко, который находится у власти уже четверть века, растет, и ни одна политическая сила не должна этого игнорировать. Правильно ли я понимаю, что у анархистов Беларуси нет внятной стратегии в данной ситуации?.

Н.Д.: Да, консолидированной позиции у анархистов Беларуси по этой теме нет. Я, конечно, не могу говорить от лица всего движения. Мои ресурсы невелики. Моя личная позиция, которую я продвигаю через свой тг-канал (https://t.me/MikolaDziadok) и блог в том, что нужен: бойкот выборов для делегитимизации режима.

Если будут какие-то массовые акции — участие в них. Только без иллюзий о том, что мы один раз выйдем на площадь и режим Лукашенко на этом закончится. Я подчеркиваю все время, что скорей всего нам предстоит долгая борьба с этим режимом и основной частью должны быть не выходы на площадь — что в Беларуси всегда очень плохо заканчивается (аресты, посадки и последующая апатия), а это должна быть долгая борьба через гражданское неповиновение и активное участие в политике.

Но начать нужно с бойкота выборов, на которые людей будут сгонять принудительно. Давайте хотя бы тут научимся говорить «Нет» не смотря на угрозы, выселения из общежитий, увольнения с работы и пр. Как сейчас подписи собирают? Дают сразу подписной лист и заявление на увольнение — выбирай, что ты подписываешь, либо одно, либо второе. Давайте начнем с того, что люди хотя бы тут научатся говорить «нет», а уже потом будем говорить о чем-то большем.

S: Если начнутся массовые протесты, анархисты Беларуси, не имея никакой внятной стратегии и организации, вновь окажутся бесплатными статистами у оппозиционных кандидатов в президенты. Верна ли такая точка зрения? Если верна — почему так происходит?

Н.Д.: Это очень глубокий вопрос. У анархистов есть шанс в случае массовых протестов быстро сорганизоваться и внятно очертить позицию. Так было в 2017 году: у анархистов не было внятной позиции, но она довольно быстро возникла. Я надеюсь такое возможно. Но в данный момент я вижу, что анархисты пока не могут проявить себя на этих протестах отдельно силой.

Почему так происходит? Потому что в целом анархисты в Беларуси не занимаются политикой, они занимаются «социалкой» и какими-то радикальными формами правозащиты. Вопросами власти и ее перераспределения анархисты не занимаются. Лишь есть сайт «Прамень», который пытается выдавать аналитику на эту тему. Последняя попытка что-то делать — была в 2017 году во время протестов… Нет также своей организации. Причина этого — с одной стороны жесткие репрессии. С другой стороны — инфантилизм и субкультурность большинства анархистов.

S: Николай, в своём телеграм-канале ты предлагаешь «бойкот-действие» в ходе этих выборов. Что это значит?

Н.Д.: Частично ответил выше. Бойкот-действие — это приучать население говорить «Нет», когда заставляют подписываться за Лукашенко. Отказ от участия в голосовании, на которое многих сгоняют принудительно. Если ты член избирательной комиссии — отказ от участия в фальсификациях.

S: Не видишь ли ты противоречивость в своей позиции «бойкота»? Ведь это уменьшает шансы тех избирателей, которые готовы «голосовать за кого угодно, лишь бы не за Лукашенко».

Н.Д.: Во-первых то, как они проголосуют, абсолютно не играет никакой роли. Потому что ЦИК всё равно покажет те цифры, которые решат Лукашенко и Ермошина (председатель ЦИК РБ — прим.ред.).

Во-вторых участие в изначально мошеннической, имитационной процедуре не может принести никакой победы. Выборы в Беларуси это не выборы, а просто техническая процедура продления власти Лукашенко. Пока нет никакой возможности добиться проведения честных выборов. Это невозможно в принципе. И поэтому более реальным является вариант — обрушить власть через полный отказ от участия в её псевдовыборах.

В-третьих, поскольку огромное количество людей (по моим оценкам, около миллиона) будут принуждать к голосованию под разными угрозами, отказ от него будет означать акт гражданского неповиновения. Это — та стартовая позиция, после которой можно начать говорить о наличии широкого протестного движения и угрозе режиму.

В-четвертых, как раз не зарегистрировав, посадив одного из самых популярных кандидатов — Тихановского, власть играет на то, чтобы его сторонники объявили бойкот. Ещё посмотрим, пропустят ли Бабарико и Цепкало. Вполне возможно, что их не допустят до финальной стадии выборов, и тогда бойкот будет иметь шансы стать реально массовым. Настроения на бойкот вообще сильны в обществе. Поэтому если бы оппозиция могла консолидироваться и провести его — было бы очень хорошо.

S: В случаи массовых непрекращающихся протестов в Беларуси, Лукашенко готов отдать приказ стрелять в демонстрантов?

Н.Д.: Я не сомневаюсь, что Лукашенко готов отдать такой приказ. Вопрос только в том, кто из спецслужб будет его исполнять.

S: В выборах этого года Лукашенко оказался в реально непростой ситуации. Как на твой взгляд, он себя поведет? Жесткое подавление протестов? Обращение за помощью к Путину и фактическое полное подчинение его режиму? Какие-то еще варианты?

Н.Д.: Я не думаю, что он обратиться за помощью к Путину. Я думаю, он будет действовать по старой схеме: мобилизация силовиков. В то же время подготовит себе какой-то путь отхода. Скорей всего это будет Саудовская Аравия, в Венесуэле ему ловить нечего, в России ему тоже не рады. Я думаю, это будет скорей всего Катар или Саудовская Аравия, где у него есть прочные бизнес-связи и которые выглядят довольно стабильными.

Лукашенко, безусловно может отдать приказ на жесткое подавление протестов, и я не исключаю, что будет кровь, будут смерти. И если такие события произойдут, это будет началом его конца, потому что легитимно править страной, в которой ты убивал и расстреливал людей на протестах, уже невозможно. У нас не Сирия, не Египет и толерантность людей к таким ситуациям будет нулевая.

Чтобы это произошло максимально бескровно, необходим раскол элиты, пока что я его не вижу, но вижу предпосылки для этого. Это нужно для того, чтобы часть силовиков, часть номенклатуры перестали его поддерживать.

Если придет к власти любой альтернативный кандидат, думаю вряд ли можно будет говорить о какой-то люстрации, о наказании режима за прошлые преступления (например, убийство В. Гончара, Ю. Захаренко и А. Красовского в 1999-2000-ых гг.), о демонтаже репрессивного аппарата — в общем, о всём том, чего мы хотим. Скорей всего это будет «косметический ремонт» фасада. Но это, конечно, лучше чем ничего. Я вижу этот вариант пока что самым реалистичным.

Я надеюсь, анархисты Беларуси в нужный момент встанут на сторону народа, не побоятся выйти на протесты. Надеюсь анархисты займут нужную позицию на стороне угнетенных и выступят вместе с ними против элит, против диктатора и режима, смогут стать локомотивом перемен и добиться того, чтобы эти перемены не были косметическими, а были коренными.

Задавал вопросы: Д.С.

Иллюстрация: скриншот видео «Провокация в Гродно против Тихановского«.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *