Острые вопросы по «делу Сократа»

21 мая суд сменил меру пресечения четверым обвиняемым по уголовному делу об убийстве Алексея Сутуги (Сократа). Об этом сообщила адвокат Светлана Сидоркина, которая представляет на суде интересы потерпевшей стороны — семьи Сократа. В деле об убийстве Алексея есть два острых момента, которые мы решили обсудить в предлагаемом материале.

Более подробно об Алексее Сутуге можно прочесть в здесь . Алексей Сутуга погиб в результате бытового конфликта, который случился вечером 23 августа 2020 года в районе метро Бауманская в Москве. В данном случае нас интересует вот что:
а) Почему прокуратура оказалась так великодушна к обвиняемым в убийстве;
б) Имеет ли значение национальность обвиняемых.

Вопрос первый. Человеколюбивая прокуратура

21 мая 2021 года всех обвиняемых по делу об убийстве Алексея выпустили их СИЗО. Я не требую, чтобы обвиняемых вернули в СИЗО. Как говорится — Бог им судья, но родным они все равно должны выплачивать компенсацию, на мой взгляд. Я говорю о другом. В современной российской системе следствия и суда, чтобы обвиняемых в убийстве выпустили из СИЗО — это уникальный случай.

Аспирант МГУ — Азат Мифтахов, (которого обвиняют в том, что некие люди кинули бутылку с бензином в окно офиса «Единой России», а он стоял на сторожах) уже два года сидит в СИЗО. Ни одного пострадавшего, минимальный мат.ущерб. А здесь убийство — и такое снисхождение.

Кто не знает как работает современная система суда и следствия в России, скажем пару слов. Во всех постановлениях судов при заключении под стражу одна и та же формулировка: «может скрыться от следствия», «уничтожить доказательства», «оказать давление на свидетелей». Тысячи наших соотечественников с такой формулировкой заезжают на тюрьму.

А здесь же у обвиняемых нет прописки в Москве, официально нигде не работают, и их отпускают из СИЗО. Откуда такое странное поведение прокуратуры, в условиях, когда вся российская система суда-следствия и тюрьмы — это просто монстр, заточенный на то, чтобы ломать или ожесточать людей? Причина здесь может быть только такая — это или взятка, или же кто-то из родственников обвиняемых, очень влиятельный, работает в силовых структурах.

21 мая 2021 года на заседании суда следователь по делу как обычно выступил с ходатайством о продлении содержания под стражей. А прокурор не поддержал.

Человеколюбивая прокуратура, которая мне в 2019 году запросила 8 лет общего режима, за участие в политической акции, в которой я не участвовал, потому что меня в этот день даже не было в Москве, здесь проявила снисхождение.

Вопрос второй. Имеет ли значение национальность обвиняемых

Алексей погиб в результате конфликта с уроженцами из Чеченской и Ингушской республик.

Этот факт является объектом злорадства со стороны русских националистов. Они смакуют то, что Алексей погиб от рук людей, представителей национальных меньшинств, в то время как всю жизнь он резко выступал против ксенофобии, в том числе и в отношении жителей Кавказа в Москве.

Основная ошибка Алексея в том, что он сошел с трезвого пути жизни. Уверен, что если бы он, как и раньше, придерживался спортивного и трезвого образа жизни, то в ситуации, из-за которой он погиб — он просто бы никогда не оказался. Летом 2020 года Алексей Сутуга находился в депрессии. Потерял работу из-за коронавируса, не мог найти себя в жизни после тюрьмы. Алексей стал выпивать, перестал заниматься спортом.

На протяжении многих лет он был жестким противником какого-либо алкоголя. Выпивка привела к тому, что рядом с ним иногда оказывались не вполне адекватные люди.

Бытовой конфликт произошел в результате того, что один из этих неадекватных людей, оказавшихся в тот момент рядом с Алексеем — оскорбил женщину чеченку. Это был один из составляющих конфликта в продуктовом магазине, где работала эта женщина. Вторая составляющая конфликта в том, что кто-то из компании практиковал шоп-лифтинг в этот момент. При этом человек, из-за которого начался конфликт, убежал в момент нападения и не участвовал в драке, которая произошла по его вине.

Мы не разделяем политики мультикультурализма, которую обожествляют лево-либералы. В то же время мы и не разделяем ненависти, переходящей в человеконенавистничество, которой придерживаются многие ультраправые. Здесь должна быть здоровая середина, о чем мы уже отчасти писали .
Справедливости ради, также нужно отметить, что будь на месте этой женщины — русская продавщица, то вряд ли бы кто-то заступился за нее даже словом, и это к сожалению то, чего очень не хватает русским, ни в самой России, ни среди эмигрантов — не хватает чувства общности ни по культурному, ни по социально-классовым признакам.

Таким образом, национальность обвиняемых имеет значение, но не в том смысле, в котором об этом говорят правые («понаехали», «пусть домой убираются» и пр.). А в том смысле, что нужно учитывать: а)культурные различия; б) интернационализм лучше мультикультурализма для России.

Выводы

Оскорбление женщины это поступок достойный наказания. Мы считаем, что человек любой нации, когда оскорбили женщину, должен эту женщину защитить. Но убийство — это какое-то дикое, чрезмерное наказание показывающее неадекватность совершивших его лиц. Во-вторых пострадал и был убит человек, Алексей Сутуга, который никого не оскорблял, а тот человек, по чьей вине случился конфликт — ушел от ответственности.

Алексей Сутуга навсегда останется в моей памяти как человек, достойный уважения, достойный того, чтобы мы все его помнили. То, что в конце жизни он оступился и попал в нелепую ситуацию, не является поводом, чтобы говорить о нем плохо. Его не сломили ни тюрьма, ни угрозы его жизни, которым он подвергался неоднократно. Его опрокинуло отсутствие борьбы.

Автор: Дмитрий Бученков

2 thoughts on “Острые вопросы по «делу Сократа»

  1. Антифашистское движение к моменту освобождения Сократа изменилось. У людей, которые были вовлечены в него в 2000-х и в начале 2010-х годов, появились семьи и другие дела, в движении появились новые люди. Проблемы, остро стоявшие перед антифашистами раньше, перестали быть такими актуальными. Левая антифашистская тусовка стала частью общего оппозиционного движения и ее активность изменилась, добавляет Гаскаров. Сократ продолжал ходить на какие-то мероприятия, что-то организовывать, ходить на концерты, тусовки. Все это выглядело как попытка дожить то, что он не успел дожить, когда его посадили в тюрьму. После того как он вышел из тюрьмы, ему было сложнее найти себя в этой новой реальности, заполнить чем-то время, которое у него образовалось. Заместить чем-то активизм, в который он долгое время был вовлечен , — рассказывает он.

  2. У многих, кто сидел в тюрьме, одна и та же история: ты выходишь, у тебя есть ощущение какого-то потраченного времени. А Сократ еще сидел в более жестких условиях, чем у всех остальных. Конечно, когда он вернулся, ему хотелось как-то наверстать утраченное время. У него была тяга к активности. Плюс, когда ты надолго выпадаешь из жизни, ты не успеваешь понять, какие изменения в ней произошли, в том числе в движе, в который он был вовлечен. Поэтому, когда он вышел, то, возможно, не до конца улавливал какие-то изменения , — рассказывает близкий друг Сократа антифашист Алексей Гаскаров, отсидевший 3,5 года колонии по болотному делу . Проблема уличного насилия к моменту освобождения Сократа перестала быть настолько острой, какой она была раньше. Тем не менее иногда его звали на разные мероприятия и просили обеспечить на них охрану на случай появления каких-то нежелательных людей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *